Философия как наука - Губин В.Б.

 

Первоначально, до некоторого достаточно культурного уровня, разумеется, не могло и быть четкой мысли о всё созидающем духе, мысли, идее. Можно было представлять только реальные (материальные) объекты. Даже суеверные страхи могли представляться как опасности от каких-то неведомых материальных объектов.

В древнегреческой мысли произошло четкое, осознанное разделение на материальное и идеальное. Демокрит полагал, что существуют только атомы и пустота, а остальное - только во мнении. Соответственно, существовало и мнение - идеальное, ну и если продолжить, также идеальные, существующие во мнениях людей, картины объектов, образы внешнего мира, о чем и говорил Демокрит.

Платон в анализе обратил внимание на одну тонкость. Основанием этого было существование общих свойств, понятий, классов вещей. Например, почему та и другая чаши, сильно различающиеся, называются одним именем? Откуда появляется эта «чашность». Простоватый Диоген видел чаши, но не видел чашности, что более изощренный Платон объяснял нетренированностью его ума. Вопрос Платоном был поставлен совершенно правильно. Но решен неверно: он предположил исходное существование идей объектов (эйдо­сов), реальным воплощением которых являются объекты. У идеалистов эта мысль продержалась вплоть до Лейбница.

Сейчас нелегко понять, как можно было предпочесть фантастическую по сложности и умозрительности картину материальной реализации идей при очевидной совершенно обычной материальности вещей и их производстве из материальных же материалов. Лучше бы просто сказать: не знаю.

Мысль Демокрита была более реалистична и верна, за исключением представления о конечной природе материального первоисточника - атомов. И она не запрещала получить ответ на вопрос Платона о классах однородных объектов. В материалистической линии еще в античности есть намек на возможный механизм порождения «во мнении» однородных, хотя и различающихся объектов. Это замечание Лукреция в его поэме «О природе вещей» о том, что мы не различаем лапок комара по отдельности. Ведь это означает некоторую неточность, относительную устойчивость ощущений, которая приводит к возможности обобщений и отнесению различающихся объектов к некоторым классам. Это же позволяет людям понимать друг друга (пересечение областей понимания) и дает возможность существовать теориям и с некоторой вероятностью предсказывать будущие состояния.

В новое время Беркли также защищал идеализм в связи с вопросом об объектах. И так же ошибочно. Он совершенно правильно показывает и доказывает, что в бесконечно делимой материи у объектов не может быть границ, исключая всю материю в целом. И заключает: следовательно, «если даже допустить вполне несомненное существование материи, то сами материалисты будут вынуждены на основании своих собственных принципов признать, что ни единичные ощущаемые тела (отдельные объекты, которые могут восприниматься. - В.Г.), ни что-либо подобное им не могут существовать вне духа. Материя, говорю я, и каждая ее часть, согласно их принципам, бесконечны и бесформенны, и лишь действием духа образуется все то разнообразие тел, которое составляет видимый мир, причем каждое из них существует, пока воспринимается.» [8]

Во-первых, если бы он обратил внимание на указанное выше высказывание Демокрита, то мог бы догадаться, что дух в данном случае вполне мог бы быть не божественным, а человеческим, тогда объекты оказывались бы лишь человеческими отражениями несколько иной (неидеальной) реальности.

Но нет, он считал, что для материализма объекты должны быть действительно существующими сами по себе именно как отдельные самостоятельные отграниченные образования. Так что, во-вторых, он фактически представлял здесь неисчерпаемую материю составленной из отдельных предметов. То есть он представлял, что в материализме реальность должна состоять из предметов, а не просто из материи. Однако для материализма достаточно уже первичности материального и вторичности идеального, не более того.

Кстати, на примере двух этих ошибок сторонников идеализма можно видеть совершенную бессмыслицу принципа фальсифицируемости как критерия научности. По нему получается, что чем ошибочнее вывод, тем он научнее. Очень умно!

Автору этой заметки удалось в прошлой работе с трудностями согласования термодинамики с механикой выяcнить, что они возникали по той причине, что их сопо­ставляли в предположении, что они существуют на одном уровне, в одной сфере существования [9]. Явно или неявно предполагалось, что, скажем, если механические частицы существуют, то термодинамика также обязательно существует на том же уровне. Но оказалось, что термодинамика в данном случае существует на более высоком уровне, только в представлении субъекта как отражение некоторых результатов определенной специфической деятельности с частицами. Совершенно явно обнаружился деятельностный двухфакторный механизм формирования объектов в отражении. Они образуются

1) материалом, с которым действует субъект, и

2) целью, способом и средствами деятельности.



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи