Философия как наука - Губин В.Б.

 

Одним из оснований отказа философии в научности является ее практическая зависимость от характеров разных авторов, которые якобы свободны в своих построениях. Но неодинаковые взгляды на свои задачи бывают и у представителей других наук о реальности, в том числе и физики. Возможность этого возникает из-за невозможности формального доказательства в условиях неисчерпаемой реальности, тем более в обратных задачах поиска адекватной модели для реальности как образца. Например, известны продолжительные дискуссии о классической или квантовой природе парадоксов Гиббса в статистической физике без окончательного взаимного согласия, о природе необратимости, о скрытых параметрах в квантовой механике, об общей теории относительности. Немногие четко осознают главную причину несостоятельности астрологии - явную и бесспорную невозможность предсказывать тонкие события малым числом параметров, к тому же совершенно посторонних. Даже сейчас делаются попытки послать на спутники для пробы движки без реактивной струи, что противоречит механике Ньютона. Могут сказать, что это лжеученые. Ну и в философии полно лжеученых. Это не делает философию ненаучной. Это делает соответствующие «работы» антинаучными.

Еще доводом против признания философии наукой, а скорее искусством, которому нельзя систематически научиться, можно выдвинуть трудность освоения философских понятий и духа, идеи в первую очередь диалектики, чему свидетельство ее непонимания вроде бы знакомыми с ней, к примеру, Поппером и Фейерабендом. Однако хорошо известно, что не часто математики понимают физику с ее неформальными шагами при получении решений, моделей, теорий, а также выводов об их правильности или неправильности. Фейнман специально предостерегал против склонности понимать физику как математику. В докладе на конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.Н.Кол­могорова, академик В.И.Арнольд рассказал, что первую свою статью молодой Колмогоров написал по статистической обработке результатов раскопок, но ему сказали, что в истории на каждое утверждение требуется не менее пяти доказательств, после чего он оставил эту науку в покое. Не всё так просто в науках о реальности, как некоторые себе представляют.

Философия как наука не является идеологией постольку, поскольку в ней единственный критерий - правильность, истина. Другое дело, что философская истина может оказываться противоречащей чьим-то интересам. Но она не может противоречить интересам человеческого будущего, поскольку для успешной деятельности нужно наиболее полное знание объективного состояния вещей.

В общем, если философы работают над вопросами с целью получения на них более или менее правильного ответа, соответствующего истинному положению вещей, то они должны будут действовать систематически, учитывая историю вопроса и иные знания. Если же нет, если их мысли совершенно свободны, ничему не соответствуют помимо их временной склонности, если они не от мира сего, то такую деятельность, перефразируя Резерфорда, вместо философствования можно назвать собиранием почтовых марок. Ибо, как указал Гегель, «философствование без системы не может иметь в себе ничего научного; помимо того что такое философствование само по себе выражает только субъективное умонастроение, оно еще и случайно по своему содержанию. Всякое содержание получает оправдание лишь как момент целого, вне которого оно есть необоснованное предположение или субъективная уверенность.» [16] Вообще «наука умрет, если она не вылечится от яда субъективизма, если ее законным научным основанием будет считаться принцип “мнения”» (цит. по [17]).



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи