4. О деятельностном механизме выделения формы объектов

Больше двухсот лет назад Лессинг как будто специально написал вступление к этой главе. «В природе все тесно связано одно с другим, все перекрещивается, чередуется, преобразуется одно в другое. Но в силу такого беспредельного разнообразия она представляет собою только зрелище для беспредельного духа. Чтобы существа ограниченные (это мы с вами, читатель. - В.Г.) могли наслаждаться ею, они должны обладать способностью предписывать ей известные границы, которых у нее нет, способностью абстрагировать и направлять свое внимание по собственному усмотрению. Этою способностью мы пользуемся во все моменты нашей жизни; без нее наша жизнь была бы немыслима; из-за бесконечного разнообразия ощущений мы бы ничего не ощущали. Мы непрестанно были бы жертвою минутных впечатлений, мы бы грезили, не зная, о чем грезим.» /64/ В этих соображениях, следующих из проницательного анализа реального состояния дел и восходящих, очевидно, к Спинозе, и неизбежно, в свою очередь, приводящих к диалектике, указывается на наличие специфического механизма, позволяющего существам с конечными способностями все же ориентироваться в бесконечно сложной реальности с помощью отбора лишь чего-то важного для данного момента и пренебрежения остальным. И сейчас мы можем, опираясь на возросший опыт, конкретизировать работу этого механизма и уточнить некоторые его следствия.

Принципиально важно, что контроль над системами, о котором говорилось выше, может существовать только тогда, когда существует система ценностей, выстраивающая иерархию воздействий и результатов по степени их важности, так что некоторые возможные воздействия и результаты или вообще не замечаются или могут быть отброшены и не приниматься во внимание, что приводит к незеркальности отражения мира в теориях. Хотя для получения изложенных выше физических и методологических выводов оказалось достаточным привлечения довольно простого и, видимо, общеприемлемого «наблюдателя», интересно и полезно на будущее было бы более широко посмотреть, чем существенно отличается сей субъект от тех объектов, с которыми он работает, каковы его общие особенности и во что они могут выливаться в его деятельности. Очевидно, первой и наиболее существенной чертой реального «наблюдателя» является то, что он живой. И теперь мы попытаемся выяснить, что же это такое.
 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи