3.2. О редукционизме в естественных науках

При анализе связи макроскопических состояний и закономерностей с микроскопическими обнаружилось, что макроскопические не порождаются одними микроскопическими, не следуют и не могут быть выведены только из них - без явного и существенного учета специфических действий заинтересованного в результатах субъекта. В предположении, что первичным, исходным, объективным является микросостояние, чисто объективное определение макросостояния невозможно. Выяснение всего этого было облегчено тем, что пример связи двух уровней - макроскопического и микроскопического - оказался достаточно ясным: с известными и четкими исходными условиями и требованиями, неверное согласование которых немедленно приводит к логическим парадоксам. В физике нет другого примера, где бы так очевидно противостояли два уровня описания - исключая довольно легкую задачу согласования классической механики с квантовой а также проблему скрытых параметров в квантовой механике, для обоснованного решения которой, впрочем, пока нет данных. Кто по последнему вопросу думает иначе, пусть представит себе, что известна только термодинамика - возникла ли бы тогда даже мысль о частицах и управляющей их движением обратимой механике? А если бы и возникла, то как можно было бы согласовать уровни, не зная размеров частиц, их количества и скоростей? Ведь в общем случае - для произвольных значений этих величин и для любых наблюдений, в том числе достаточно длительных и достаточно точных - классической термодинамики получить нельзя! 

Итак, разобрав пример связи термодинамики и механики, мы увидели, что макросостояние, которое в феноменологической термодинамике выступает как объективное состояние самой внешней по отношению к наблюдателю реальности, существование которой не зависит от того, существует ли сам наблюдатель или нет, это макросостояние в более общем подходе оказывается отражением результатов определенной деятельности с элементами относительно более глубокого уровня, деятельности, невозможной без субъекта. В разобранной модели первичным, самым глубоким предполагался уровень механических частиц. Однако и опыт, и философия говорят о том, что и этот уровень - не самый глубокий. Естественно обобщая эти результаты, можно сделать вывод, что все объекты, которыми оперируют физика и другие естественные науки, возникают как отражение результатов специфической деятельности со специфическим материалом, но тогда ни один из них не является чисто объективным.

Непосредственная цель и задача физики - познание объективной материальной действительности. Однако эта направленность на объективное не означает, что физика и обнаруживает именно и только объективное. Считать, что цель поиска полностью определяет находимое, результат - это значит приписывать средствам и способам поиска неограниченную мощь. Так как познаем мы что-то только по результатам деятельности, а она всегда конечна, ограничена и несовершенна, то и невозможно найти ни в каком пункте только абсолютно объективное. Все обнаруживаемые структуры должны, таким образом, нести на себе отпечаток действующего субъекта.

Ясно, что и такие объекты, как частицы, в свою очередь сформированы особого рода деятельностью с более глубокой, чем уровень этих частиц, реальной материальной действительностью, но не самой только внешней реальностью. Вообще любые объекты, с которыми мы оперируем, не являясь зеркальными отражениями одной внешней реальности, не могут быть сведены исключительно к ней ни тем более к другим, выделенным другой деятельностью объектам. Это касается всех наук о природе. Связь объектов разных уровней не может быть правильно установлена без учета вклада деятельности в их выделение.

Если же следовать объективистским представлениям, то все эти объекты надо полагать сформированными внешней объективной природой независимо от субъекта и существующими по отношению к нему вполне суверенно. Но тогда и связи между ними необходимо считать чисто объективными, обусловленными только объективными «первоначалами». В таком случае механизм образования объектов должен быть полностью объяснен свойствами «первоначал», а все объекты более высоких уровней должны быть сводимы к комбинациям элементов любых более глубоких уровней.

Представление о возможности и необходимости сведения объектов к их элементарным составляющим, о сводимости высших уровней к низшим называется редукционизмом. В последние два-три десятка лет в естественных науках по ряду причин, в частности в связи с широтой исследований, затрагивающих разные аспекты взаимосвязанных областей действительности, приобрели особую актуальность проблемы появления новых качеств у систем по сравнению с качествами составляющих систему элементов, связи целого и его частей, связи различных форм движения материи и уровней описания реальности. При этом постоянно поднимается вопрос о статусе редукционизма, причем мнения сильно разошлись. Из-за весьма вольного обращения ученых-естественников с термином «редукционизм» в результате подмены тезиса часто возникают и дополнительные недоразумения. Даже философы подчас по-разному его определяют и оценивают его возможности. Чуть ли не единственно сохранивший традиционную научную интерпретацию философский словарь /39/ говорит о редукционизме как о «концепции, утверждающей возможность полного сведения высших явлений к низшим, основополагающим». Далее кратко изложена позиция диалектического материализма: «Хотя высшие формы развития материи вырастают из низших и сохраняют их в <<снятом>> виде ¼, они несводимы к ним». Приведены и некоторые примеры: «Редукционизм прослеживается в механицизме, стремлении рассматривать психическое только как результат физиологических, информационных и т.п. процессов, биологизировании явлений общественной жизни».



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи