4.2. О выделении формы объектов

При материалистическом решении основного гносеологического вопроса философии о соотношении материального и идеального на первое место ставится материя, а идеальное определяется как вторичное, производное (причем материя в принципе может существовать без идеального, но не наоборот, и одна идеальная структура не может взаимодействовать с другой без материального посредника). В то же время диалектический материализм не сводит идеальное к материальному. Механизм порождения идеального материальным не прост и исследован недостаточно широко и полно. С недостаточной изученностью этого механизма связаны существующие до сих пор затруднения с решением проблемы возникновения формы вещей или объектов. Для понимания того, чем и как порождается форма, что дает качественную определенность явлению, необходимо лучшее понимание происхождения и механизма действия меры. Вообще в диалектике, как известно, накопление количества приводит к появлению нового качества, когда количественные изменения выйдут за определенную границу, превысят некоторую меру. Но какую же меру? Откуда и почему конкретно определенность границ? Рассмотрим схему, в которой мера естественно появляется и на в меру различающемся материале позволяет выделить однородные объекты. 

Всем ясно, что каждая ситуация во времени и пространстве уникальна, не повторяется, всегда чем-то отличается от любой другой. Как же в таком случае и в каком смысле могут возникать всегда обобщающие понятия. Что и когда приобщает разные, строго говоря, ситуации к одному? То стол и это стол. Но ведь «то» и «это» - разные! Что их объединило в одну группу?

Мы уже достаточно подготовлены, чтобы попытаться учесть в анализе характеристики наблюдателя. Надо четко понять, что все из внешнего, что мы замечаем, о чем говорим в обыденном разговоре и чем оперируем в теории, прошло через наши чувства, было отражено в них и соответственно незеркальности отражения некоторым образом преобразовано. Как могут быть отражены разные ситуации в ощущении? Ответ очевиден: ввиду относительной устойчивости ощущений ситуации будут восприниматься по-разному, если истинная разница превысит порог чувствительности данного ощущения, в противном случае ситуации будут казаться неразличимыми. Уже это дает определенное основание одновременно как для выделения отдельных объектов, так и для неразличения их, если они достаточно похожи.

Вопрос об отделении одного от другого - это вопрос о границе между ними. В неисчерпаемой материи ничто не отделяется от чего-либо абсолютно резко и четко, никаких границ самих по себе нет. Другое дело, если реальность действует на чувства - отнюдь не бесконечно тонкие. Тогда тот же бесконечно длинный, но постепенно слабеющий хвост у «атома» («модельно» выражаясь) в каком-то месте перестает замечаться («обрубается»), и атом уже выглядит конечным, ограниченным, отделенным от «не атома», противопоставленным всему другому. Более того. Разные реальные образования, из которых «получаются» атомы, в чем-то различаются, нет среди них и двух одинаковых, даже если на время забыть, что четкое разграничение между ними невозможно, точнее, что они не существуют по отдельности. Однако та же самая ограниченная чувствительность «наблюдателя», формирующая при отражении границу атома, может не видеть разницы между различными реальными образованиями, так что реальность может предстать перед таким наблюдателем как набор одинаковых атомов. Лучше сказать, следующее действие некоторого критерия с ненулевой мерой, примененного уже к отдельным выделенным объектам (явлениям), может не обнаружить между ними различия. Таким образом, относительная устойчивость ощущений при подходящих реальных условиях может приводить к выделению отдельных объектов и к обобщению их в классы. Конкретный реальный механизм воздействия на чувства (возможно, через приборы) сам определяет, что в данном случае является важным для отнесения той или иной части, скажем, вещества к объекту и что является важным для отнесения получаемых объектов к одному классу. Так практически разрешается дилемма, которая в совершенно формалистическом анализе становится камнем преткновения: чему, какому фактору отдать предпочтение при обобщении, при отнесении объектов к одному классу - ведь все объекты все же разные? Нет двух одинаковых столов, и отличаются они по несчетному множеству признаков. Чем один стол ближе (больше похож) к другому, чем первый стол - вон к тому стакану? Положение вполне аналогично реальному «обрезанию» хвоста у атома при невозможности установить его границу абстрактно, «вообще», безотносительно к чему-либо особо определенному, выделенному.

Таким образом, объединяет объекты в одну группу то же, что выделяет их из среды каждый по отдельности - относительная устойчивость ощущений.

Итак, у некоторых частей неисчерпаемой, неоднородной и изменяющейся материи возникает ощущение, причем в определенных условиях достаточно устойчиво существующее - по крайней мере во времени, для чего нужна ненулевая устойчивость относительно пространственных изменений в структуре, что дает возможность существования и сохранения выделенной, «самодостаточной» структуры, субъективной сущности, идеального уровня и при взаимодействии с внешним миром.

Относительная устойчивость (сохранение субъективной сущности при ненулевых изменениях субстрата) означает: 1) выделение этой сущности и какой-то части материи как целого, относительно независимого от остального; другого, чем все это остальное; 2) на высоком уровне - субъективное ощущение свободы, т.е. по меньшей мере впечатление возможности выбора по произволу; 3) появление ненулевой меры, что дает возможность, исходный пункт для последующего выделения структур, формы, построения обобщений, понятий, классификации. Неясно, как появляется устойчивое ощущение, относительный отрыв от «всего», т.е. отбрасывание части влияния, пренебрежение чем-то. Но раз уж оно появилось, что очевидно, то возникают и указанные следствия.



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи