Введение. Физические модели и реальность

От того, что известная истина о том, что нет ничего практичней хорошей теории, набила всем оскомину, она, с одной стороны, не перестала быть верной, но с другой - все же не стала энергичней применяться за последние десятки лет - не в последнюю очередь из-за плохой общей организации науки, никак не соответствовавшей нашим, теперь уже былым, возможностям.

В настоящее время научная философия и, в частности, ее раздел - теория познания - дискредитированы в глазах исследователей, работающих в конкретных областях общественных и естественных наук, так что даже в парадоксальных, проблемных ситуациях у многих и мысли не возникает посмотреть на свои затруднения с более общих позиций и обратиться к рецептам и рекомендациям методологии - которая, к сожалению, в свою очередь разрабатывалась весьма схоластически, в основном ограничиваясь простой описательностью и комментаторством и вместо конструктивного применения и дальнейшей разработки актуальных философских положений довольствуясь декларациями о преимуществах материалистической диалектики, напоминая этим тираду незабвенного Победоносикова о преимуществах советского трамвая или эпический рефрен: «Какой ты, Юра, умный!», - из известной графоманской апологии культурного слоя мещанской интеллигенции.

В последнее время, кажется, даже стали забывать, что практика без теории слепа, а теория без практики мертва. Двигаться вперед оптимальным образом можно лишь при конструктивном сотрудничестве и взаимообогащении теории и практики. Философия - это теория по отношению к конкретным наукам - практике. Неразработанная или неверная философия в конечном счете мстит исповедующим ее - даже если они вульгарно полагают, что не придерживаются никакой философии. А глубокие открытия в основных разделах конкретных наук неизбежно корректируют и более общие представления о мире, следовательно - философию.

В науках о неживой природе бесспорная царица и законодательница мод - физика. Без «физики» и философия не полна. Именно физика, по крайней мере наиболее явно, заставила поволноваться философию естествознания - и всю философию - в первой трети века. Авторитет, приобретенный физиками их революционными открытиями, имеющими и общеметодологическое значение, довел отношение к ним многих философов почти до подобострастия, лишившего их пресловутой «относительной самостоятельности». В такой обстановке методологи физики, призванные, между прочим, выявлять и указывать более рутинно работающим представителям конкретных наук нерешенные проблемы и противоречия в их исследованиях, оказались не в состоянии выполнять эту задачу (почему многие из них в последнее время переключились на модные и более благодарные на первый взгляд области: космологию, синергетику и биологию). К этому добавился переносимый на физику отвратительный страх перед мощью сил, которыми отчасти по ее милости стал манипулировать человек. Поэтому, а также, конечно, и по другим причинам, возможно, более случайным, физика у нас (а также у «них») оказалась предоставленной самой себе, в то время как, согласно Уилеру, «¼ ни один подход к физике, имеющий дело только с физикой, не сможет когда-либо объяснить физику» /1/.

Положение усугубляется довольно распространенным среди физиков снобизмом по отношению к другим наукам, шутливо заявленным в физфаковской (МГУ) «Дубинушке»: «Только в физике соль, остальное все - ноль¼» Но, как говорится, если нет чувства юмора, то должно быть чувство, что его нет. Впрочем, полезное для здоровья чувство превосходства, по-видимому, больше (было?) характерно для МФТИ и МИФИ, где число окончивших первый курс с умилительной уверенностью в приобщении ко все знающей, все понимающей и вполне респектабельной науке явно чрезмерно велико. Сосредоточив свои интересы на развитии и применениях все сокрушающего формального аппарата, подобные физики не внемлют предостережению Фейнмана: «Ни понимание природы зла, добра и надежды, ни понимание основных законов в отдельности не могут обеспечить глубокое понимание мира. Поэтому неразумно, когда те, кто изучает мир на одном конце иерархической лестницы (уровней сложности. - В.Г.) без должного уважения относятся к тем, кто делает это на другом конце.» (/2/, стр. 135-136).



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи