А от врагов мы сами избавимся

Эта статья была опубликована в 1995-м году в газете "Советский союз" в 4-м номере за подписью "М.Морозов", потом что там было еще пять статеек того же автора, но не однофамильца.

...А ОТ ВРАГОВ МЫ САМИ ИЗБАВИМСЯ


Газета «Советский Союз» как-то сразу начала с разгребания грязи - специализироваться на критике словоохотливых деятелей, называющих себя патриотами и государственниками, но к которым как нельзя лучше подходит поговорка: избави нас бог от таких друзей, а от врагов мы сами избавимся. Их представления об интересах нашей страны и ее народа и о путях достижения лучшей жизни и дальнейшей ее организации ложны и ни к чему хорошему привести не могут. Объективно они играют роль путаников, сбивающих народ с толку. В первом номере разобрана антисоветская статья Иоанна, митрополита Ладожского и Петербургского. Во втором дана оценка антимарксиста, а значит - антиученого, Кургиняна. (Об учености же Иоанна в области реальности говорить не приходится.) Знаменательно, что материалом для критики послужили статьи, напечатанные в газете «Завтра». Есть у нее такая нехорошая тенденция - публиковать путаников. Есть у нее и свой собственный махровый антисоветчик - Владимир Бондаренко. Печатается он регулярно, но особого интереса не вызывает. Так, текучка. Однако в 13(69) номере (за 1995 год) он выстрелил крупным калибром: поддержал Солженицына в его неприятии советской власти и даже в одной крупной конкретной мерзости, совершенно порочащей звание русского писателя - без различия направлений. Добавим, что авторитет Солженицына как учителя, мыслителя, патриота и вообще отца русской демократии в последнее время поувял. Бондаренко же в статье «За армию, за нас!..» не сомневается в его правоте и почтительно подсаживает на щит.

В этой статье Бондаренко проводит стандартную для него мысль, что Великая Отечественная война и победа были войной и победой "просто русского" народа, а не советского, т.е. что народ воевал только (или "просто") за Россию, но не за советскую власть. И даже наоборот: "Режим - режимом, но русские люди ковали свою победу, надеясь на лучшие времена".

По Бондаренко выходит, что режим даже мешал. Но интересно, какая власть обеспечила победу? Все же, может быть, советская?

Некоторые пишущие представляют, что мы победили, закидав немцев лаптями. На самом же деле мы их закидали танками, пушками, самолетами. Один артиллерийский завод выпустил пушек больше, чем вся Германия. Одних штурмовиков "Ил"ов выпустили больше сорока тысяч. В середине войны Гитлер спросил, сколько русские (он, конечно, не употреблял слово "советские") выпускают за месяц танков? Ему ответили: тысячу. Он взорвался: "Как! На меня работает вся Европа, а мы вытягиваем только пятьсот! Вы меня обманываете!" Не знаю, специально ему говорили неверно или сами не знали, но цифра действительно была неточной: мы тогда выпускали не одну, а две тысячи танков в месяц. И вся эта техника с прочим снабжением плюс необходимая грамотность, чтобы пользоваться ею - заслуга советской власти, заслуга тем большая, что у нее было мало времени. Без поддержки народа, без принятия им советского строя - как говорят в парламентах, "за основу" - никакая власть подобного не сделала бы и такую войну не вынесла бы. Ни оборону Ленинграда, ни Сталинградскую битву невозможно мысленно перенести в досоветское время. Несколько сотен героев, совершивших такие же подвиги, как Николай Гастелло и Александр Матросов, доказали, что советский патриотизм не ниже "просто русского" патриотизма. Я отлично помню, что люди ясно понимали, что шла война капитализма с социализмом. Мы, детишки, деловито рассуждали, в кого из фрицев целиться в первую очередь: в офицера, командира. Не потому, что это внесет дезорганизацию, а потому, что это он, буржуй, ведет против нас народ, им же отравленный жаждой грабежа и рабовладения. Прямо марксисты, как это ни неприятно Владимиру Бондаренко.

Совершенно бесспорно, что народ воевал за советскую власть. У Твардовского есть рассказ-быль "Гость и хозяин" о том, как пробиравшийся с оккупированной терри­тории военный прокурор попал в избу репрессированного в прошлом кулака.

"А может, сомневаешься: куда это я, мол, попал, к кому в гости? Так не сомневайся, Советская власть, я тебе прямо объявляю: к кулаку, настоящему раскулаченному кулаку."

Прокурор стал прикидываться маленьким человечком.

- Слушай, темный ты человек, - говорил старик прокурору, - можешь ты понять, что мне, кулаку, дорога Советская власть? Просто самая милая для меня власть. Не можешь? Ну, так вникай. Разберем по порядку.

Она была своя, русская, строгая власть. Она надо - так обидит, а надо - так приласкает.

...Движимого-недвижимого я был лишен, но лишен ли я был самого дорогого моего имущества? Говорю как отец своих сыновей. Знаешь ты, кто мои сыновья. Давай по пальцам считать. Первый. Начальник механизации Н-ской дороги. ... А он на этой дороге чернорабочим был три года. Второй у меня редактор. В городе К-ве один всю газету пишет. ... Третий. ... Да, он не великий начальник, простой, можно сказать, человек, кузнец колхозный. Но он себе пуговицы не купил за эти годы, на нем все премиальное. Он мастер своему делу, его любили, как бога.

- Четвертый тоже в порядке. ... И вот здесь, - старик обозначил пальцем на левой стороне груди у гостя кружок, - имеет штучку, которая не каждому дается.

- Где они теперь? ... Как и что, не знаю, но знаю, что все находятся в рядах, Родину защищают. Вот и подведем итог: чего я был лишен и что я получил от Советской власти? Выходит, что и для меня она выгодная власть. А герман мне пишет памятку: «Собственность». ... Он не знает, что прежнего внушения слово это для меня не имеет."



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи