Хорошие но для кого? (О лебедином стане белых и Феликсе Кузнецове)

Эта статья была опубликована в газете РПК (Российской партии коммунистов) "Мысль" в номере 23 (162) за 1998 г.

ХОРОШИЕ, НО ДЛЯ КОГО ?
(О лебедином стане белых и Феликсе Кузнецове)


В "Советской России" в номере от 6 октября 1998 г. со статьей "Неистовому ревнителю" выступил директор Института мировой литературы им. Горького Феликс Кузнецов. Несколько его статей я читал лет 10-15 назад. Тогда они были одними из очень немногих, остававшихся на позициях здравого смысла среди моря "демократической" фантастики и злобы. Интересно было посмотреть, куда он эволюционировал. К сожалению, меня постигло разочарование. Эволюционировал он в сторону псевдогуманистической раздачи всем сестрам по серьгам, снисходительного оправдания "большинства", не ведавшего, что творит, подавляя сопротивление свергнутых в октябре 17-го классов, и к позиции высокомерного барина от литературоведения.

Ф.Кузнецов критикует опубликованную в "Советской России" 22 августа статью М.Постола об учебном пособии для преподавателей "Русская литература XX века". Статью Постола я не читал (по распространенной сейчас причине). Возможно, в ней есть недостатки. Подозреваю, что гораздо более серьезные, чем те мелочи, к которым постоянно цепляется Ф.Кузнецов. Но Кузнецов написал такое, что его статья требует самостоятельного разбора, и здесь М.Постол нам не нужен.

Главные расхождения между Ф.Кузнецовым и М.Постолом - в оценке отношения некоторых наших литературоведов к сторонам, противостоявшим в гражданской войне. Постолу не понравилось, и совершенно справедливо, то набравшее силу уже более десятилетия назад в литературоведении веяние, что в каких-то важных отношениях красных и белых можно ставить на одну доску, по какой-то мере можно оправдать и тех, и других. Где-то в учебном пособии это вылилось в сочувственное представление о "рыцарстве" колчаковцев и деникинцев, что и вызвало протест М.Постола. И вот Ф.Кузнецов взялся его высокомерно поучать.

В обоснование своего мнения он цитирует из учебного пособия текст В.Чалмаева о "замечательном русском писателе-эмигранте И.С.Шмелеве": "Иван Шмелев в очерке "Крестьянский подвиг" одним из первых сказал о трагическом идеализме десятков тысяч юных офицеров, преданных и либеральными болтунами, и похабным Брестским миром, и солдатами, вылавливавшими их и сдававшими в ЧК..." Прервем цитату.

Замечу, что замечательного русского писателя-эмигранта И.С.Шмелева я не знаю. Все они там писали ни о чем, вся их тамошняя литература - литература мертвечины. Я знаю только написанную до революции достаточно замечательную книгу И.С.Шмелева "Человек из ресторана", которую всем рекомендую прочесть, чтобы объективней оценить нравственность белых, защищавших старый мир. Ну так вот Шмелев мог там писать, что ему вздумается. Но ведь это с сочувствием пишется в нашем учебном пособии! Ах, они были такие хорошие, такие положительные, такие желавшие послужить - чему? Но их предали либеральные болтуны. Это о ком? О тех, кто участвовал в отстранении проигравшего войну Николая II, а потом о Милюкове и Керенском, недостаточно твердо давивших массы, не желавшие продолжать войну? А эти юные идеалисты хотели любой ценой все-таки пробиться к Дарданеллам? Но раз этого не случилось, идеалисты сочли своим долгом пойти в грабьармию душить трудящийся и эксплуатируемый народ, который скинул со своей шеи осточертевших ему нахлебников и затеявших войну поводырей? Хорошо же учебное пособие! Когда Ф.Кузнецов попрекает М.Постола в том, что Постол называет учебное пособие учебником, он, видимо хочет сказать, что написанная там мерзость не так вредна, как в массовом учебнике? Спасибо и на этом!

Дальше. Преданы похабным Брестским миром? Ох, и тонкая же передержка! Почему не сказано просто: преданы Брестским миром? Потому что тогда возник бы вопрос - а может его не надо было заключать? Но на такой вопрос ответ достаточно очевиден - воевать-то было некому. И вот приводится ленинская характеристика Брестского мира. Но Ленин употребил ее, показывая, что он вполне понимает тяжесть Брестского мира, который, тем не менее в той ситуации заключать надо. А умишки у этих идеалистов не пошли дальше похабности. Идеалисты без ума - это, извините, стихийное бедствие. (Я думаю, среди "демократов" такой контингент составлял в 90-м году процентов сорок.) И "идеалисты" пошли воевать, но не против немцев или потом англичан, которым этот мир тоже был поперек горла, а против своего народа, примерно как Молчалин - шел в комнату, попал в другую. Дурачат нас своими пособиями до безобразия. Дело с "юными идеалистами" было не столько в уме, сколько в их классовой принадлежности. Гражданская война была классовой, что пособие весьма даже затушевывает.

Кроме того, "юные идеалисты", оказывается, были преданы своими солдатами, бросавшими свои дела и вылавливавшими их для сдачи в ЧК.

Между прочим, выходит, большевики сразу же организовали правовое государство: вооруженные солдаты не расправлялись самосудом с теми, кто раньше их держал за "серую скотинку", гнал на смерть непонятно зачем, а после революции устраивал заговоры, а отводили в ЧК для законного рассмотрения! Бедные идеалисты! Они полагали, что от бога навеки установлено, что они должны повелевать, и серая скотинка все снесет, а она заупрямилась!



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи