Организации медленного реагирования

Напечатано в 10(35) номере газеты "За СССР" за 1997 г.

ОРГАНИЗАЦИИ МЕДЛЕННОГО РЕАГИРОВАНИЯ

Иногда, успокаивая себя и других, говорят, что Россия уже не раз бывала на краю гибели, но всякий раз выбиралась, и это позволяет верить, что и из нынешней ситуации мы как-нибудь выкарабкаемся. Но приведенное обоснование этой веры чрезвычайно шатко. Стандартная присказка о русском мужике, который долго запрягает, да зато быстро ездит, не должна вводить в заблуждение. Времена радикально изменились.

То, что запрягали мы подолгу, и так было не слишком хорошо, потому что за медленное раскачивание приходилось очень дорого платить. Еще хуже то, что с течением времени опасность запаздывания стала резко расти, а со времен научно-технической и инфоpмационной революции превра­тилась в решающую.

В конце "застойных" времен имел хождение анекдот: спрашивают у японцев, насколько мы от них в технике отстали. Те отвечают: "Навсегда". В этой шутке была изрядная доля зловещей истины. А что уж говорить о нынешних временах!

Сами с собой мы в конце концов как-нибудь разобра­лись бы. Но извне нам этого могут не позволить. Во-первых, вооружения сейчас принципиально не те, что были при Батые, в Смутное время, при Наполеоне, в интервенцию после Октябрьской революции и в Великую Отечественную войну. Они способны мгновенно уничтожить всю страну, так что не спасет даже массовый патриотический порыв, если он вдруг появится, но не будет подкреплен вовремя подготов­ленными вооруженными силами. Разумеется, о каком-либо гуманистическом тормозе у заправил "цивилизованных" стран говорить не приходится. Верить в их непреходящее миролюбие могут только дураки, поэтому уничтожение наших вооруженных сил есть одно из самых тяжелых преступлений так называемых "демократов". Во-вторых, "интеллектуальное" оружие в виде средств массовой инфор­мации, находясь в руках у преступных режимов, способно отравить антиинтеллектуальным ядом огромный процент населения, так что у людей, обреченных на уничтожение, будет разрушено даже элементарное чувство самосохранения, не говоря уж о каком-либо научном общественном самосознании. При этом целенаправленные пропаган­дистские действия могут быть проведены чрезвычайно оперативно. В-третьих, в настоящее время и в современных обстоятельствах операции по закабалению могут проворачи­ваться почти мгновенно: покупка целых производственных отраслей или крупнейших объектов может быть оформлена со скоростью электронной почты. Не успеешь моргнуть, как ты вместе со всей "инфраструктурой" принадлежишь, к примеру, фирме "Анаконда-Лавотшкин спейскрафт интер­нешнл" со штаб-квартирой в каком-нибудь Сиэтле, вернее, принадлежал, потому что уже уволен вместе с прочим персоналом по известным богу и монополиям соображениям.

На таком фоне действия самых крупных организаций оппозиции выглядят до ужаса медлительными. Хотя все эти организации возникли после перестройки, можно подумать, что они рождены застоем. В первую очередь это касается КПРФ. Она, по-видимому, никогда не работает на опережение и слишком заметно действует с оглядкой на респектабельность, чем и толкнула год назад миллионы отчаявшихся избирателей в объятия Лебедя. Непробиваемое застойное жевание мочала продолжается. Тихое топтание на месте разочаровывает и обескураживает даже ее собственных членов.

КПРФ не удосуживается ни организовать регулярную продажу своих газет, ни помочь другим, меньшим организациям оппозиции в распространении их изданий, а также в юридической защите. Никакой агитацией, кроме предвыборной, КПРФ по сути не занимается. Например, она практически никак не реагирует на призывы руководителей желтых профсоюзов к единению и согласию работников и "работодателей", тем самым соглашаясь как с политикой косметического подкрашивания режима, так и с претензиями этих руководителей быть лидерами защиты трудящихся. Так, она не догадалась или не захотела организовать освис­тывание подобных ораторов на митинге 27 марта на Васильевском спуске. Правда, более радикальные организации вроде РКРП и "Трудовой Москвы" тоже этого не сделали. Организаторы митингов не обеспечивают вполне доступными радиосредствами хорошей слышимости ораторов, из-за чего участники многолюдных митингов начинают тосковать и разбредаться. Кстати, так было и на профсоюзном митинге 27 марта.

Та агитация и пропаганда КПРФ, которая есть, невыразительна и не очень-то впечатляет. Не вдаваясь в оценку политического курса, можно заметить, что она перегружена мелочами и по застойной привычке страдает благодушием. Например, КПРФ позволяет дискредитировать Октябрьскую революцию, не разъясняя постоянно, что революция спасла, хотя бы на семьдесят пять лет, Россию от полного колониального порабощения (и вместе с собой многие другие страны). КПРФ не разоблачает буржуазной трактовки пресловутых прав человека - одного из основных демагогических орудий капиталистической и неоколониа­листской пропаганды. Не догадываются, что ли, лидеры КПРФ погромче назвать вещи своими именами и публично отождествить отнятие капиталистом у трудящихся прибавоч­ной стоимости с обыкновенным уголовным грабежом, замешанным на мошенничестве. Где же внесение сознания в массы? Ждем, пока они сами догадаются? КПРФ не разъясняет "демократически" дезориентированным массам чудовищные последствия десятикратного падения промыш­ленного производства (кроме сырьевых отраслей). КПРФ, ставя в счет режиму массовые задержки зарплаты, отсутствие должных компенсаций и т.п. штучки, как будто забывает напомнить, что и выдача зарплаты не решит проблем. Тем самым она не мешает режиму поддерживать у части народа иллюзию, что все дело в своевременной выдаче зарплаты, а там все само образуется. По крайней мере внешне выходит, что режим действует более сознательно и целенаправленно, чем претендующая на научную методологию КПРФ.

КПРФ, кажется, ни разу нигде публично не заявила о чудовищном факте, на трогающем лишь кретинов и открытых предателей, что наши расходы на оборону в 20-30 раз меньше американских даже без учета натовских.

КПРФ также не замечает, что народ не видит правильных пропорций между советскими и нынешними ценами и зарплатами и пенсиями. Скажи старушке перед выборами, что ее "огромная" трехсоттысячная пенсия в переводе на хлеб означает двадцать старых рублей, то есть фактически в пять раз меньше советской пенсии, а при нынешнем режиме на лучшее нельзя надеяться, - глядишь, та не так резво побежала бы голосовать за Ельцина.

Созданная под покровительством КПРФ организация "Российские ученые социалистической ориентации" (РУСО) также имеет неприятные родимые пятна. Само название звучит уж очень по-бюрократически. Выбранное вследствие мнимо-научной щепетильности, оно оказалось звучащим весьма уклончиво: под социалистическими ориентациями можно понимать очень многое и несовместимое, хотя большинство членов РУСО - не какой-то там "социалисти­ческой ориентации", а решительно за социализм. Опять тут превалирует осторожное жевание мочала. И поведение РУСО также довольно беззубо.

Она занимается в основном своими внутренними делами и почти не проявляет себя вовне. Это выражается, во-первых, в том, что большинству ученых в вузах и институтах об этой организации ничего не известно, хотя она существует по сегодняшним меркам уже достаточно давно. Во-вторых, она не выступает с четкими заявлениями, разоблачающими социальную демагогию режима, как подобало бы организа­ции ученых. Не секрет, что идеологическое обеспечение произошедшей ползучей контрреволюции в большой степени базировалось на внедрении в массы ненаучного понимания свободы. Поэтому следует постоянно указывать народу, что у "демократов" и их союзников с высшим образованием вузовские дипломы - липовые, как из-за их моральных, так и медицинских качеств. В-третьих, РУСО не обращается к ученым запада с разъяснением политики их правительств по отношению к России как политики эксплуататорской, эгоистичной, аморальной, реакционной, понижающей общий уровень нравственности во всем мире, как политики геноцида, - пусть хотя бы осознают свою причастность к ней. Даже по отношению к якобы гуманной и благородной, а в действительности провокационной и провокаторской "инициативе" Сороса ничего внятного РУСО не сказала.

Кроме того, РУСО как организации передовых, прог­рессивных и действительно знающих ученых и гуманистов сам бог велел возвысить свой голос против оголтелой (и противоречащей конституции) пропаганды религии и прочего антинаучного мракобесия, разжигающего, помимо всего, еще и национальную рознь, чрезвычайно опасную в нашей многонациональной стране. А то даже президент Ельцин, публично наплевав на закон об отделении церкви от государства, нагло заявляет, что ему надо посоветоваться с церковью по поводу мавзолея Ленина, и не получает за это ни морально-нравственной выволочки, ни тем более судебной повестки. Враги трудового народа и истины сполна пользуются нашей неуместно чрезмерной корректностью, тем, что мы стесняемся потревожить сонный покой идущих к пропасти потерявших ориентировку людей, вообще, абст­рактно, по-буржуазному говоря, имеющих право туда идти.

Внутри страны обращения РУСО должны быть направлены к ученым и всему трудящемуся народу, а не к руководителям режима, совершенно нечувствительным к моральным сентенциям и не нуждающимся в научной истине.

Вся эта медлительность и неясность деятельности приводит к тому, что значительная часть оппозиции все время находится в состоянии обороны. Она только и знает, что отмахиваться от ударов, а это гарантирует неуспех.
 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи