Кривое зеркало

(О  книге  А. С. Сонина  “«Физический  идеализм»:
История  одной  идеологической  кампании”) 

КРИВОЕ  ЗЕРКАЛО

Правильные общие представления о мире и его познании весьма важны для науки, особенно в критических, парадоксальных ситуациях. Они указывают, что в мире существует и в каком смысле, что можно и чего нельзя, какие механизмы связи вещей разрешены, а какие нет. В истории науки скачки в ее развитии сопровождались изменением общих взглядов на мир. Известны досадные взаимные непонимания выдающихся ученых, например Галилея и Кеплера. Конец 19-го и 20-й век добавили в физике споры о согласовании термодинамики и механики, о теории относительности и природе квантовой механики. При этом конкретно-физические основания и доводы переплетались с общеметодологическими.

В советское время как научная преподавалась теория познания диалектического материализма. Надо сказать, большая часть ученых была с нею согласна и представляла в общих чертах познание так, как она трактовала. Основными положениями в ней были, помимо первичности материального: неисчерпаемость материи и познания, переход количественных изменений в качественные, несводимость высших форм движения к низшим, представление о теориях как о приближенных моделях мира, общественно-историческая практика (а не отдельные опыты!) как конечный критерий правильности.

Однако эта теория принималась не всеми. Причины были различны: от предубежденности до простого ее непонимания или вообще незнакомства с нею, что многими практически работающими физиками считалось (и считается) в порядке вещей. Кое-кто считал ее не наукой, а идеологией, т.е. чьей-то посторонней для науки пропагандой. Это несогласие отчасти представлялось как знак независимости и прогрессивности. Что касается студентов, то не секрет, что нагрузок они не очень любят, да и общественные науки вроде бы не относятся к основному делу, поэтому реально всё это изучалось обычно весьма и весьма поверхностно, хотя основные моменты в головах откладывались.

О согласовании термодинамики с механикой острых философских дискуссий почти не было, хотя статей было предостаточно. Фактически эта проблема не осознавалась широко как по существу конкретно-методологическая. В отношении двух других проблем основной базой диалектиков была идея о неисчерпаемости материи и, соответственно, ограниченности и неокончательности теорий относительности и особенно квантовой механики в связи с утверждением копенгагенской школы о ее полноте. Эти вопросы не разрешены до сих пор, хотя внешне победил взгляд, что эти теории, причем квантовая механика - в копенгагенской интерпретации, - окончательны.

В 1994 г. вышла книга А.С.Сонина “«Физический идеа­лизм»: История одной идеологической кампании” *), претендующая на объективное изложение и оценку истории этих столкновений. Она произвела заметный шум, и до сих пор многие ссылаются на нее как на достойное доверия свидетельство о сложных прошлых временах и о дефективности и никчемности диалектического мате­риализма. Первоочередным и главным тезисом Сонина является мысль, что марксистская диалектико-материалистическая теория самоуверенно и неуместно вмешивалась в область физики. Передовым ученым приходилось отбиваться, и хотя они примерно в 1954-м году победили, вылазки их противников не прекращались и позже. К этой линии Сонин добавляет галерею портретов ученых физфака МГУ, обычно оппонировавших «правильной» физике и поданных весьма превратно и отрицательно.

Посмотрим на проработку Сониным главной линии. И тут нас с самого начала ожидает сюрприз. Для введения и разминки он «изложил» один из основных трудов по теории познания диалектического материализма - «Материализм и эмпириокрити­цизм» Ленина. При этом он удивительным образом не упомянул о главном в той книге: ни об абсолютной истине как существующей реальности и объекте познания, ни о ее приблизительном, конечном, условном отражении в теориях, ни о наличии в них объективного содержания, ни о неисчерпаемости объектов и познания, ни о критерии общественно-исторической практики.

Конкретные выводы Ленина передергиваются до невозмож­ных глупостей. Так, согласно Сонину Ленин утверждает (цитирую Сонина): «...в буржуазной физике никакого положительного содер­жания уже нет.» Высказывания Ленина по этому поводу прямо противоположны, он и призывал впоследствии использовать буржуазных специалистов именно из-за конкретного положитель­ного содержания их знаний.

По мнению Сонина, «...новая физика явно не укладывалась в рамки догматического диалектического материализма. Поэтому ей была объявлена война.» Но никакой войны физике Ленин не объявлял. Он говорил вообще о другом. Он как раз разъяснил приверженцам старого понимания материи как простого вещества многообразие ее форм и призывал не делать трагедии из кажущегося «исчезновения» материи, которая как внешняя объективная реальность остается.

Манера разговора у Сонина - чисто рекламная. Вот сказал словечко - «догматического», а что он под этим понимает, в чем заключается догматичность диалектического материализма - не говорит. Он вообще нигде не говорит, что такое диалектический материализм, ни даже о том, что означает «диалектический». В «Материализме и эмпириокритицизме» он не отметил (не понял?) ничего диалектического. А ведь все-таки для разбора споров диалектиков с метафизиками (недиалектиками) надо было бы хотя бы поставить задачу. Так что в методологическом отношении книга Сонина стоит на совершенно дремучем уровне. По его изложению вообще чувствуется, что он в душе не понимает, что такое «диалектический». Он также оставляет читателей в неведении, что он сам в методологии защищает. Да нет у него никакой методоло­гии: спорят там неправые с правыми, и всё тут!



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи