О научной оценке религии



Теперь мы можем сказать, что вместо слепой или гадатель­ной (на всякий случай) веры ученым руководит научное знание - максимально возможным на данном этапе образом обоснованная надежда получать определенный результат, ожидание с представ­ляемой (не случайной) вероятностью достигать цели на основании изученного набора сведений и навыков. Обладание знанием - это не тупая уверенность, а до некоторой степени обусловленные познанием надежда и ожидание, готовые скорректироваться при возрастании знания.

Атеизм из-за приставки «а» несет отрицательный оттенок. Однако ввиду отрицания ложного он в действительности имеет характер положительного знания. И даже широко распространен­ный вненаучный атеизм имеет основанием разумный, трезвый и здравый взгляд на мир.


Остается сделать несколько замечаний об отношении к религии самих ученых и о распространении религиозности в народе.

Часто в качестве довода о совместимости и даже примирении науки с религией приводят пример Ньютона. Действительно, Ньютон даже занимался теологией. Однако довод этот не так уж весом. Все знают, что ученые настоящими специалистами, достойными уважения и подражания, являются лишь в некоторых частных областях. Посторонние их занятия вовсе не обязательно так же велики, как основные. Тем более во времена Ньютона теория познания, да и сами знания о мире были в довольно-таки зачаточном состоянии. С тех пор наука и человечество выросли из тех штанишек, так что ссылаться в этом вопросе на Ньютона или нечестно, или просто глупо.

Обычно приводимые сведения о религиозности И.П.Павлова и Эйнштейна попросту неверны. Защитники религии используют каждую соринку в свою поддержку. Павлову была приписана религиозность, вероятно, на том основании, что он выступал перед властями с протестом против гонения религии, хотя при этом, отвергая подозрения в личном пристрастии, заявлял [4]: «Я сознательный атеист-рационалист». И он же резко выска­зывался против мистики в писаниях некоторых западных ученых.

А вот что писал Эйнштейн 24 марта 1954 г.:

«Конечно, ложью было то, что Вы читали относительно моих религиозных взглядов, ложью, которая систематически повторяется. Я не верю в бога и никогда не отрицал этого, а ясно это выражал. Если что-то есть во мне, что может быть названо религиозным, то это безграничное восхищение структурой мира, насколько наша наука может обнаруживать ее.»

Но, вернее, дело было даже проще: его образный способ формулировать некоторые идеи относительно природы явлений, типа «бог не играет в кости» при оценке квантовомеханической вероятности, кому-то слишком прямолинейному, понимающему сказанное буквально, давал повод считать его религиозным, а потом это ошибочное мнение тиражировалось заинтересованными или просто доверчивыми людьми. Этак можно было бы признавать религиозными людей за использование ими слова «спасибо».

Кроме того, Эйнштейн писал своему старому другу М.Соловину 9 апpеля 1947 г. об основаниях морали следующее:

«Я с большим интеpесом пpочитал Вашего Эпикуpа. Во всяком случае имеется большой смысл в том, что моpаль не должна основываться на веpе, иначе говоpя, на суевеpии...»

 

А теперь о том, что русский народ якобы по своей природе религиозен.

Во вступительной статье А.В.Гулыги к книге современника Екатерины II и Пугачева А.Т.Болотова «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков» написано:

«Болотов воспроизводит любопытный разговор двух крестьян, который ему удалось подслушать: «Вот, - сказал вздохнувши один: - Живи, живи, трудись, трудись, а наконец, умри и пропади как собака». - «Подлинно так, отвечал ему другой, покамест человек дышит, до тех пор он и есть, а как дух вон, так ему и конец». Слова сии привели меня в немалое удивление, но я больше удивился, как из продолжения разговора их услышал, что они и действительно с телом и душу потерять думают. Не мог я далее терпеть сего разговора, но, растворив окно, прикликал их к себе и им более сей вздор врать запретил. Они ответствовали мне, что лучше того не знают и про душу все они так думают, а как я их спросил, разве они про бессмертие души и про воскресение из мертвых никогда не слыхивали, то сказали они мне, что хотя в церкви кой-когда про воскресение они и слышали, но то им непонятное дело и что тому статься невозможно, чтоб сгнившее тело опять встало, а наконец, что им достовернее кажется, что душа после смерти в других людей или животных переселится... Известно, что первое мнение одним только материалистам свойственно, а второму только древние языческие философы учили.» В конце концов Болотов удостоверился, что в народе «едва ли сотого человека сыскать можно, который бы в бессмертие души твердо удостоверен был»».

А дочь Л.Толстого Т.Л.Сухотина-Толстая в своих «Воспо­минаниях» написала:

«Пpибавлю здесь то, что я смутно знала, но чему без доказательства не хотела веpить. Это то, что очень pедкий кpестьянин знал о том, кто был Хpистос и какова была его жизнь. А из пpиходивших кpестьянок ни одна не знала о нем ничего.»

Верно оценил степень склонности к религиозности простого русского народа Белинский в своем знаменитом письме к Гоголю:

«По-вашему, русский народ самый религиозный в мире: ложь! ... Основы религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя божие, почесывая себя кое-где. Он говорит об образе (иконе. - В.Г.): годится - молиться, а не годится - горшки покрывать.

Приглядитесь попристальнее, и вы увидите, что это по натуре глубоко атеистический народ. В нем еще много суеверия, но нет и следа религиозности. Суеверие проходит с успехами цивили­зации, но религиозность часто уживается и с ними... Русский народ не таков; мистическая экзальтация не в его натуре; у него слишком много для этого здравого смысла, ясности и положительности в уме.» [5]

Хотелось бы ему, этому народу, напомнить словами С.Е.Леца: «Те, кто надел на глаза шоры, должны помнить, что в комплект входят еще узда и кнут.»

Литература

[1] Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 3. Философия духа. - М.: Мысль. 1977. С. 93-94.

[2] Ситковский Е.П. Учение Гегеля о человеке. Послесловие / Гегель. Энциклопедия философских наук, т. 3, Философия духа. - М.: Мысль. 1977. С. 445.

[3] Сухов А.Д. Философские проблемы происхождения религии. -М.: Мысль. 1967.

[4] «Протестуя против безудержного самовластия». Переписка И.П.Павлова с В.М. Молотовым // Советская культура. 1989. 14 янв. С. 10.

[5] При перепечатке этой статьи в приложении «Свет разума» к журналу «Просвещение» № 1 (29+21) 2005 редактор В.Ф.Исай­чиков добавил тут примечание: «В Сосницкой (уездный город Черниговской губернии. - В.Г.) земской публичной библиотеке в 1912 г. был 541 читатель (в том числе 15 преподавателей “закона божъего”). Читатели за год затребовали 5799 книг беллетристики; 244 книги критики и публицистики; 103 - философия и психология; 90 - история; 64 - естественные науки; 5 - сельскохозяйственные и 3 религиозного содержания. («Черниговская земская неделя», 1913, № 40.)


 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи