Методология познания и нравственность

 

Такая метода проникает и в вузовское преподавание. Так, у нас в РУДН преподаватель одной из общественных наук приводит ряд возможных, по его мнению, причин некоторого крупномасштабного общественного феномена - вплоть до занесения его космическими пришельцами, - и заявляет, что не знает, какой из причин отдать предпочтение: он их все рассматривает как равновозможные. Тут есть три момента.

1) Он сам не знает какой-либо работающей методоло­гии познания, так как плюралистическая методология не является, очевидно, работающей, и ему нечего предложить студентам. В таком случае он учит не науке и ее методам, а, как выражался Резерфорд, собиранию почтовых марок. Помимо того, что он зря получает деньги, он под маркой науки внедряет в мозги студентов псевдонауку. Это есть научная несостоятельность «методологического плюрализ­ма» и одновременно его нравственная дефектность.

2) Одно из двух: или он считает свой предмет наукой, или не считает. Во втором случае как честный человек он должен был бы откровенно объявить об этом. В первом же случае перед ним должен был бы возникнуть вопрос типа следующего: по меньшей мере в большинстве наук о мире плюрализм в хорошо развитых областях встречается практически только в методике преподавания, но не в выводах об оптимальности того или иного объяснения. Странно было бы слышать от преподавателя математики, что дважды два может быть пятеркой или четверкой, и что он не выбирает правильного ответа, ибо придерживается плюрали­зма - его дело предложить, а с истиной вы сами разбирай­тесь. Отсутствие рассмотрения этой аналогии без какого-либо разъяснения существенной разницы между теориями также свидетельствует о научной несостоятельности и одно­временно о нечестности спокойно преподающего невесть что, в расписании называемое, например, культурологией.

3) Он не просто не знает, какое из объяснений ближе к истине. Он принципиально не пытается это узнать. Прове­денное всерьез, это безответственное кокетничанье означало бы конец науке как явлению вообще, как системе отбора гипотез, не понять чего, мне кажется, невозможно. С другой стороны, он сваливает ответственность на других, о чем уже говорилось выше. Такая «принципиальность» весьма непри­глядна. Это просто не по-мужски.

Здесь же, в РУДН, в качестве учебного пособия (видимо, в соответствии с программой «нового гуманитарно­го образования», составленной П.С.Гуревичем [6]) студентов обязывают изучать «Розу мира» Даниила Андреева - измы­шления душевнобольного с метафизической интоксикацией, наслушавшегося околонаучного звона. Люди, плохо подго­товленные в методологическом отношении, принимают эти измышления за нечто глубокое. Вот это и есть реальное разрушительное следствие совместного действия не отдели­мых друг от друга научно-методологического невежества и недостаточно высокой нравственности.

Помимо уже отмеченной весьма удобной всегдашней возможности в плюралистском подходе порицать любого, кто что-то делает, этот подход, соответственно, обеспечивает также возможность всегда оправдать свое собственное поведение. В одной критической статье в связи с пьесой Горького «Мещане» Леонид Андреев приблизительно так характеризует нового по тому времени, «прогрессивного» мещанина из купцов: Петр не был так заскорузло нетерпим к чужим мнениям, как его отец; он не только допускал, но и уважал чужие мнения, чтобы иметь возможность пожать руку и мерзавцу. В настоящее время такой методологический трюк является одной из основ респектабелизации разных уродств человеческого общества и личного поведения от сексуальных извращений и проституции до эксплуатации людей и продажи страны и народа.

Переходя к математике, которой посвящена конферен­ция, замечу следующее. Более бесхитростным, если его не употребляют хитрые люди, вариантом недиалектических методов является подход, заключающийся в применении формальной логики к рассмотрению самой реальности, которая бесконечно сложна и чисто формальными методами адекватно не может быть проанализирована. Этот подход фактически сводится к произвольному, научно не обоснован­ному приписыванию миру некоторых простых, обрывочных и явно нереалистических свойств, а также к простейшим, весьма слабо обоснованным псевдоформальным выводам из них. В таких случаях можно подумать, что автор никогда не слышал ни о неисчерпаемой сложности мира, ни о диалекти­ке, ни даже о необходимости осторожности, осмотрительно­сти в рассуждениях. Однако обо всем этом он слышал и даже «проходил» диалектику. И тем не менее он остался не обученным. Основания своей уверенности он никогда не подвергал сомнению. Эта позиция похожа на позицию профессионального математика, который «проходил» физику и решил с высоты своих математических знаний объяснить физикам, что такое атомное ядро и как надо познавать реальность. Он привык к тому, что доказательство теоремы заканчивается точкой, и не обращает внимания на то, что в познании реальности доказательства заканчиваются точкой с запятой. Он не замечает, хотя его этому учили, что логика познания реальности является не формальной, а диалектиче­ской, учитывающей, как говорил Гегель, существенное содержание всех иных знаний. Фейнман указывал [7]: «Физик¼ не должен забывать о значении своих фраз. Это очень важная обязанность, которой склонны пренебрегать люди, пришедшие в физику из математики.» Это так называемые лучшие математики среди физиков.



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи