Прав ли Пригожин?

 

Все, о чем мы говорим в обыденном разговоре и чем оперируем в теории, прошло через наши чувства, было отражено в них и, понятно, некоторым образом преобразо­вано с обязательным вкладом упрощения. А как могут быть отражены разные ситуации в ощущении? Ответ очевиден. Ввиду относительной устойчивости ощущений ситуации будут восприниматься по-разному, если истинная разница превысит порог чувствительности данного ощущения, в противном случае ситуации будут казаться неразличимыми.

Вопрос об отделении одного от другого - это вопрос о границе между ними. В неисчерпаемой материи ничто ни от чего не отделяется абсолютно резко и четко, никаких четких границ самих по себе нет. Другое дело, если реальность действует на чувства - отнюдь не бесконечно тонкие и совершенные. Тогда тот же бесконечно длинный (в согласии с квантовой механикой), но все более разреженный хвост у «атома» (выражаясь модельно) в каком-то месте перестает замечаться, «обрубается», и атом уже выглядит конечным, ограниченным, отделенным от «не атома», противопо­ставленным всему другому. Более того. Разные реальные образования, из которых «получаются» атомы, различаются, нет среди них и двух одинаковых (даже если на время забыть, что они вообще не существуют по отдельности). Однако та же самая ограниченная чувствительность «наблюдателя», формирующая при отражении границу атома, может не видеть разницы между различными реальными образованиями, если они достаточно похожи, так что реальность может предстать перед таким наблюдателем как набор одинаковых атомов. Таким образом, относительная устойчивость ощущений при подходящих реальных условиях может и будет приводить к выделению (обнаружению) отдельных объектов и к обобщению их в классы. Ясно также, что выделенные таким образом объекты не сводятся к материалу, отражением которого они сформированы.

Изложенная картина четкого подразделения «хороших» и «плохих» состояний среды, естественно, упрощенна. В действительности границы состояний ощущений более зыбки. Однако существует еще один методологически важный момент. Субъект не только ощущает, «переживает», но и действует так или иначе в зависимости от ощущений. Эффективно этому соответствует неизбежность принятия решения типа «да-нет» при любых состояниях ощущения, что означает, что граница в конечном счете как-то устанавливается, а мы поэтому можем здесь временно пользоваться представлением о полной четкости ощущения.

Относительная устойчивость ощущений, сохранение субъективной сущности при ненулевых изменениях материального субстрата означает: 1) выделение этой сущности вместе с какой-то частью материи как целого, относительно независимого от остального, выделение другого, чем все это остальное; 2) на высоком уровне - субъективное ощущение свободы, то есть по меньшей мере впечатление возможности выбора по произволу; 3) появление ненулевой меры, что дает возможность, исходный пункт для последующего выделения структур, формы, объектов, вещей, построения обобщений, понятий, классификации. Неясно, как появляется ощущение, относительный отрыв от «всего остального», то есть отбрасывание части влияния, пренебрежение чем-то. Но раз уж оно появилось, что бесспорно, то возникают и указанные следствия, описанные, конечно, тоже упрощенно.

Не следует представлять себе всегда, что множество состояний, порождающих «хорошо», лежит слева от границы раздела, а остальные - справа. В ряде случаев удобнее представлять себе множество благоприятных состояний в виде островка или коридора, что лучше соответствует представлению о мере и обычным анализам экспериментальных ошибок.

«Упрощение» реальности в относительно устойчивом ощущении означает возникновение меры - в первую очередь как интервала, задающего пределы существования ощущения данного качества. С одной стороны, эта мера ненулевая, что порождает возможность обобщения. Бесконечная узость меры не позволила бы выделить никаких структур в мире. С другой стороны, обязательная возможность иного ощущения означает конечность, а не бесконечность этой меры, иначе все было бы безразлично, и субъект целиком исчез бы в неощущающей реальности. При исчерпывающем отображе­нии не возникало бы никакого качества. Мера явно связана с границами существования того или иного качества. Надо, конечно, добавить, что при более «развитом» субъекте, чем рассматриваемый здесь, критерии выделения объектов и включения их в классы, то есть соответствующие меры, будут более разнообразными как по форме и содержанию, так и по целям, в том числе появятся и более сознательно выбираемые.

Относительный отрыв от материального субстрата, неполная от него зависимость есть возникновение уровня идеального, не сводимого к материальному и противопоста­вляемого ему в плане основного вопроса философии. Идеальное, для которого ощущение является как бы кирпи­чиком, «первоначалом», нельзя свести к материальному, нельзя определить, выразить через материальное. Это разные сферы, у которых сущности, понятия и параметры не совпадают. Идеальное - это вообще нечто несводимое к субстрату, начинающееся с ощущения. Субъективное - это идеальное более конкретное, относящееся непосредственно к индивидуальному живому объекту. Субъективное - это, так сказать, пространство, базис, на котором развертывается все сложное, разнообразное, богатое идеальное.



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи