Прав ли Пригожин?

 

Мы видим, что и при естественонаучном рассмотре­нии более или менее реалистической картины свойств и действий наблюдателя вскрываются существенные элементы диалектики: разделение на материальное и идеальное (а не только на материальное и столь же материальный прибор); мера; разные уровни; несводимость уровней друг к другу - при возможности, тем не менее, понять их связь при учете формообразующей роли деятельности; принципиальная невозможность абсолютного знания, но наличие в ощущениях влияния (отражения) реального состояния, на чем может основываться получение знания - хотя и неполного, относительного, но все же обладающего и объективным содержанием.

В связи с заявленным здесь представлением об отсутствии четких границ в неисчерпаемой материи и о «деятельностном» механизме формирования отдельных объ­ектов возникает вопрос о реальном существовании вещей.

Вообще «вещь» - исключительно неудобное понятие для применения в философии. Не вызывающее недоразумений в обыденном разговоре для обозначения конечных и законченных образований, в философии в таком же качестве оно является пережитком натурализма и метафизики, совпадая по смыслу с самостоятельно четко выделенной частью реальности «в форме объекта» и вступая в противоречие как минимум с общепринятыми представлениями о бесконечной делимости материи, на чем, кстати, довольно успешно основывал свою критику (метафизического) материализма Беркли [Беркли Дж. Сочинения. - М.: Мысль, 1978]. Он связывал материализм с признанием существования самостоятельно отграниченных вещей. Доказывая, и справедливо, что таковых бесконечно делимая материя не допускает, он делал вывод о несостоятельности материализма (что было верно по отношению к метафизическому материализму). Но материализм не заключается в признании самостоятельного существования вещей. В плане вопроса о вещах для материализма обязательно лишь признание среды, материала, на котором основан мир и на котором каким-то образом могут быть построены вещи, которые видит наблюдатель, вовсе не обязанный видеть абсолютно точно. Важно лишь, чтобы материал имелся за вещами. (Еще одно требование материализма - это прохождение любых воздействий через материальный уровень, хотя бы они проявлялись в сфере идеального. В этом - первичность материального.) Поэтому представление о вещи как об объекте, сформированном из неисчерпаемого материала специфической (в том числе и просто созерцательной, но незеркальной) деятельностью субъекта, выделенном субъектом в подходящих областях среды, не выходит за рамки материализма. Очевидно, источником обычно признаваемой неисчерпаемости каждой вещи является и бесконечная сложность материала, и разнообразие способов деятельности с ним, когда проявляющаяся вещь меняется или поворачивается к наблюдателю разными своими сторонами.

В заключение обратимся к определению системы и механизму ее формирования. Основная трудность состоит в неясности, как и что выделяет такие-то злементы из всех наличных и что их объединяет в другой объект, придает набору новую сущность. Эта трудность происходит из того, что стараются вывести эту новую сущность из самого материала, из субстрата системы, из ее элементов - так сказать, форма вещи есть дело самой вещи. Из изложенного выше явно следует, что этот прием не проходит, как не проходит редукционизм. В описываемом здесь подходе очевидно, что системой является любое целое, субстрат которого разделим на элементы, имеет внутреннюю структуру. В таком случае системой является любой объект, выделяемый деятельностью, поскольку в другой деятельности он предстает в виде набора элементов, то есть имеющим структуру.

Вопрос об образовании системы из элементов и есть вопрос о построении объекта более высокого уровня из объектов более подробного уровня, так что к вопросу о соотношении системы и ее элементов приложимы все те ответы, которые были получены в связи с соотношением структур разных уровней. Некоторое отличие заключается в акцентах: под системой больше склонны понимать самоподдерживающиеся объекты, единство и целостность которых якобы вырастают из свойств их элементов. Кажется, что тут самостоятельно возникает новое качество. Но в неисчерпаемом реальном мире такое образование не может самостоятельно выделиться и, следовательно, не может иметь самостоятельной определенности, хотя, конечно, для возможности выделения деятельностью такой структуры должны в реальности иметься соответствующие материаль­ные предпосылки.

Можно думать, что изложенный подход в состоянии помочь более основательно разобраться в принципиальных методологических проблемах конкретных исследований.



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи