О роли деятельности в формировании моделей реальности

 

ОТНОСИТЕЛЬНАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ ОЩУЩЕНИЙ

{Прежде всего субъект, естественно, живой.} Наличие у какой-то структуры ощущения типа «хорошо-плохо» без сомнения относит ее к разряду живого, отсутствие - объединяет в одну группу с ни в чем не заинтересованными, безжизненными камнями. Легко увидеть одну важнейшую особенность связи такого ощущения с материальными состояниями мира, которыми оно вызывается. Различных материальных состояний {по меньшей мере} очень много, а этих {противоположного качества} состояний ощущения всего два. То есть ощущение «хорошо» вырабатывается в ответ на множество различных состояний среды, а ощущение «плохо» - на другое множество. Следовательно некоторое изменение (в ограниченных пределах) состояния среды может не менять ощущения. Другими словами, имеет место относительная устойчивость ощущений.

Эта особенность отражения субъектом воздействий на него имеет чрезвычайно важные последствия. С одной стороны, определенная устойчивость отклика, неизменность его при ненулевых изменениях состояний среды, вызываю­щих отклик, приводит к невозможности точного, зеркаль­ного отражения. Реальность в отражении упрощается, усредняется, обобщается. Выделяется нечто главное, мелкие подробности опускаются, теряются. Субъект {никогда} не может видеть всегда бесконечно сложную ситуацию полно и точно. Поэтому абсолютная истина недостижима в познании. Но, с другой стороны, этот, с некоторой непоследовательной точки зрения неприятный факт имеет компенсацию. Во-первых, компенсацией является уже то, что полное отражение состояния мира означало бы растворение в нем, отсутствие какого-либо отрыва от него, отсутствие выделенности субъекта как целого и в какой-то степени самостоятельного, суверенного, т.е. исчезновение его как субъекта, как живого. Во-вторых, невозможности точного отражения автоматически сопутствует определенная доста­точность уже неполного, неточного отражения, что также непосредственно следует из относительной устойчивости ощущений. Существенно, что диалектика неполноты отражения и приемлемости для субъекта некоторой неполноты работает не в сфере простого созерцания, а в сфере целенаправленной деятельности заинтересованного субъекта. Ведь неполнота отражения может быть неприятной тогда и только тогда, когда отражение и с п о л ь з у е т с я для чего-то. Возможность существования моделей и теорий реальности, предназначенных для использования в дея­тельности и испытываемых ею, но никогда полно и точно не отражающих реальности, проистекает из допустимости получения уже некоторого приблизительного результата, что в конечном счете следует из относительной устойчивости ощущений, свойственной живому.

С развитием, усовершенствованием средств и способов деятельности сама область деятельности расши­ряется как вширь, так и вглубь, при этом практически всегда возрастает и точность наблюдения. Тогда становится явной неполная адекватность моделей и появляется необходимость построения новых.

Хотя {всегда} конечная точность наблюдений и отсутствие требования бесконечной точности результатов деятельности очевидны и обычно по меньшей мере подразумеваются, они плохо осознаны как принципиальный фактор в вопросах возникновения и связи теорий. Так, известный принцип соответствия в физике формулируется без явного на него указания, что делает принцип неработо­способным на практике. Причина такой забывчивости - объективистское представление, что теории должны сами переходить друг в друга, и привычка обходиться в естественнонаучных представлениях без субъекта.

УСТАНОВЛЕНИЕ ГРАНИЦ

Относительная устойчивость ощущений, приводящая к упрощающему отражению, сопровождается еще одним фактором, который, действуя совместно с упрощением, приводит к тому, что мир предстает перед субъектом в виде набора или системы разделенных объектов. При изменении воздействия реакция, вырабатывающаяся у субъекта, может выйти за порог данного ощущения. Тем самым как бы порождается граница в картине воздействующей среды, как она предстает перед субъектом. Некоторая устойчивость ощущений вызывает установление разделенных границ, а не непрерывно следующих одна за другой. Это, разумеется, происходит и в случае всюду непрерывно изменяющейся среды. Размеченные подобным образом области реальности и образуют в отражении объекты. В результате мир предстает перед субъектом в виде набора или системы разделенных объектов, даже если мир в действительности не есть набор четко отграниченных друг от друга объектов.

В установлении границы есть, конечно, некоторая неопределенность. Она возникает: 1) из несомненно сущест­вующей размытости пределов ощущения, не абсолютной четкости порога ощущения, что соответствует самому духу относительной устойчивости ощущений, 2) из изменчивости во времени как состояний среды, так и {собственного} состояния субъекта, {состояния,} влияющего на отклик и, следовательно, на установление границы. Она, может быть, и совсем не устанавливалась бы, да ему надо действовать со всем «этим». А в деятельности он может опираться только на образы мира, возникающие в отражении, на качества, выделяющиеся границами. Необходимость действовать вынуждает принимать решение и фактически так или иначе устанавливать границы где-то в оптимальной области.

Но эта неопределенность границы и ее возможные колебания не обязательно приводят к изменению сути (для субъекта) строящегося объекта, его, так сказать, идеи. Безразличие к небольшим разбросам результатов работает и здесь. Если разброс в границах не выходит за некоторые рамки, то результаты выделения объекта оказываются {оди­наково} удовлетворительными, {практически неразличимы­ми}. В этом случае объект остается (относительно) устойчи­вым «по идее» и им можно пользоваться «как таковым».

Приведем схематичный пример. В неисчерпаемой материи ничто ни от чего не отделяется абсолютно резко и четко, никаких четких границ самих по себе нет. Другое дело, если реальность действует на чувства - отнюдь не бесконечно тонкие и совершенные. Тогда тот же бесконечно длинный (в согласии с квантовой механикой), но все более разреженный хвост у «атома» (выражаясь модельно) в каком-то месте перестает замечаться, «обрубается», и атом уже выглядит конечным, ограниченным, отделенным от «не атома», противопоставленным всему другому. Более того. Разные реальные образования, из которых «получаются» атомы, различаются. Нет среди них и двух одинаковых (даже если на время забыть, что они вообще не существуют по отдельности). Однако та же самая ограниченная чувстви­тельность «наблюдателя», формирующая в отражении границу атома, может не видеть разницы между различными {реальными} образованиями, если они достаточно похожи, так что реальность может предстать перед таким наблю­дателем как набор одинаковых атомов. Таким образом, относительная устойчивость ощущений при подходящих реальных условиях может и будет приводить к выделению (обнаружению) отдельных объектов и к обобщению их в классы.

В принципе по такому же механизму устанавливается взаимопонимание между людьми. Они, конечно, по-разному устанавливают границы объектов, которыми оперируют при передаче сообщений. Но опять же при достаточно малой разнице выделяемых и используемых ими объектов некото­рое безразличие к точности, свойственное всем субъектам, дает основание для практически одинакового видения ими реальности (или ее части), что и позволяет им при благоприятных обстоятельствах понимать друг друга.

{Вот как много следует из относительной устойчиво­сти ощущений.}



 
2007-2017. © В.Б. Губин - собрание книг автора.
Для связи с администрацией используйте форму обратной связи